Добросовестность в гражданском праве злоупотребление правом

Самое главное по теме: "Добросовестность в гражданском праве злоупотребление правом" актуальное в 2019 и 2020 годах понятным языком для непрофессионалов.

Соотношение злоупотребления правом и добросовестности

В данном параграфе мы рассмотрим соотношение двух важнейших принципов гражданского права: принцип недопустимости злоупотребления правом и принцип добросовестности. Именно эти принципы определяют сущность и тенденции развития нашего общества, связанные с гражданско-правовой системой. Они способствуют укреплению единства норм права и правовых отношений, и что немало важно субъективного и объективного права.

В современном гражданском праве понятие добросовестности рассматривается в рамках отдельных гражданских правоотношений. Она является одним из пределов осуществления гражданских прав. Категории добросовестности в праве — это довольно назревшая необходимость, позволяющая ввести дополнительный критерий оценки в поведения субъектов гражданских правоотношений. Принимались различные попытки внести изменения в наше гражданское законодательство, но это не увенчалось успехом, так как они не имеют системы, поэтому нуждаются в корректировке.

В Гражданский кодекс РФ значимые поправки в часть I вступили в силу только 1 марта 2013 г. А именно законодательное закрепление принципа добросовестности. В данной поправки она является важнейшей инструкцией поведения субъектов гражданского права, давая равные права и автономию воли участникам гражданских правоотношений. В новых п. 3 и 4 ст. 1 ГК РФ закреплено: «что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения».

Подверглась так же изменению и статья 10 ГК РФ. В статье конкретно определены пределы осуществления гражданских прав, а запретные действия расширены до обхода закона. Именно это можно считать наивысшей формой злоупотребления правом. Интересно, что нормы о злоупотреблении правом, связаны с закрепленным в ст. 1 ГК РФ принципом добросовестности. Принцип добросовестности в литературе анализируется довольно часто, но соотношение этих двух принципов гражданского права абсолютно не исследовано.

В гражданском праве принципы характеризуются как «определенные исходные начала, важные для понимания юридической сущности всякой крупной области права, способствующие совершенствованию правового регулирования в этой области и облегчающие правоприменительную деятельность, особенно при наличии пробелов в законах». Российский и польский цивилист и процессуалист, адвокат и судья Е.В. Васьковский дал характеристику юридическому принципу: «он служит и целью, ради достижения которой создана норма, и мотивом, побудившим законодателя создать ее, и, наконец, источником, из которого почерпнуто ее содержание».

Мы согласны с мнением ученого, что данный принцип можно познать и с его помощью совершенствовать различные общественные отношения. Можно даже сказать, что этот принцип ведущее начало закона и движения всего нашего общества. В гражданском обороте самым главным фактором является то, что участники осуществляют свои права, не злоупотребляя ими. Когда субъекты гражданского законодательства злоупотребляют правами, страдают от этого не только отдельные лица, но и все общество в целом.

Это приводит к ухудшению в работе всей системы общественных отношений. Отметим, что вопросы злоупотреблений правами характерны для процессуальных, налоговых, трудовых, семейных, земельных, административных и других правоотношений. Так же в этот круг входят и лица, обладающие властной юрисдикцией. Подводя итоги вышесказанному, сделаем вывод о том, что проблема злоупотребления носит межотраслевой характер, и ее рассмотрение имеет важное значение для российского права.

Профессор В.П. Грибанов исследовал данную проблему довольно широко. Он рассматривал ее не отдельно, а в составе пределов осуществления гражданских прав. Под ними он понимал субъективные границы, различные варианты способов осуществления гражданских прав, средства защиты. Важным критерием, который определяет пределы осуществления гражданских прав, по мнению В.П. Грибанова, является требование осуществления этих прав в соответствии с их назначением в обществе. А нарушение этого требования он рассматривал как одну из форм злоупотребления правом. По нашему мнению, проблема злоупотребления правом связана не с субъективным правом, не с его содержанием, а с процессом его реализации, т.е. с его осуществлением.

Вобщем, злоупотребление правом — правомерное действие с точки зрения содержания субъективного права, но противоправное с точки зрения осуществления права. Итак, два важнейших принципа гражданского законодательства определяют сущность и отражают тенденции развития всей гражданско-правовой системы. Принцип добросовестности и принцип недопустимости злоупотребления правом укрепляют единство норм права и правовых отношений. Данные принципы отражают начало, сам «дух» права. Именно они способствуют толкованию и применению норм права, а так же воспитывают у участников права юридическую культуру взаимоотношений.

Оба вышесказанные принципы являются равновестными, так как участники гражданских правоотношений равны. Равенства участников является сущностью системы гражданского права. Именно через него приобретается юридическая сила. Из этого принципа можно выделить основные компоненты:

1) принцип справедливости (справедливое сочетание частных и публичных интересов, судебная защита и восстановления нарушенных прав);

2) принцип диспозитивности (свободы право осуществления, свобода договора);

3) принцип добросовестного правоосуществления (добросовестное установление и осуществление гражданских прав, добросовестная защита гражданских прав).

Если в принципе справедливости определена основная регулятивная функция гражданского права, то принцип диспозитивности – самый широкий компонент, так как там проявляется свобода усмотрения для самих субъектов гражданского права, чего нет в других отраслях права. Принцип добросовестности отвечает за то, чтобы правовые регулятивные нормы гражданского права осуществлялись в соответствии с законом.

Принцип добросовестности образуется из гражданско-правовых принципов, которые отвечают за сохранение первичных системных устоев гражданского законодательства. Принцип недопустимости злоупотребления правом, так же как и принцип добросовестности, «работает» только в ситуации правовой неопределенности.

Примером может служить отсутствие соответствующей специальной нормы права, которая регулировала бы возникающий казус, или же отсутствие действующей норма гражданского права, которая неспособная в силу своего юридического содержания, т.е. имея пробелы, качественно разрешить проблему.

[2]

Отметим, что злоупотребление правом, или же недобросовестные действия, относятся к актам правоосуществления или правопользования. Эти акты являются по своему характеру формальными, но они недобросовестны, незаконны по своей сути. Поэтому статья 10 ГК РФ, запрещает злоупотребительное поведение. Процитируем: «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вреддругому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав; не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке».

При этом сложность заключается в том, что применения запрета о злоупотреблении правом происходит из коренных гражданско-правовых принципов. В то же время по отношению к большинству гражданских норм является не ближайшим, а отдельным основанием, с которым нужно считаться во избежание различных противоречий между нормой и ее общим основанием.

Читайте так же:  Характеристика сотрудника для передачи в суд по уголовному делу

Признание участника гражданских правоотношений добросовестным или недобросовестным означает признание его поведения правомерным либо неправомерным. Если лицо является недобросовестным, то к нему применяются гибкие санкции.

Например, возмещение доходов (ст. 303 ГК РФ), возмещение вреда (ст. 1103 ГК РФ), блокировка возникновения прав и обязанностей (ст. 157 ГК РФ), передача вещи в собственность (ст. 220, 302), реституция и т. п. Вышеуказанные санкции применяются к субъектам, которые действовали умышленно или неосмотрительно.

Таким образом, недобросовестность, неоправданность, лицемерность в действиях участников гражданского оборота, наличие скрытой цели, эгоистического умысла и вины, защита ими своих гражданских прав, наличие правовой неопределенности, отсутствие специальной регулирующей нормы права, противоправность — все это относится к необходимым признакам, при которых задействованы оба исследуемых принципа.

Принцип добросовестности регулирует как случаи злоупотребления правом, так и ситуации, где оно отсутствует, или же когда ст. 10 ГК РФ своим содержанием не может справится с возникшим казусом. Один из таких случаев, когда отсутствует злоупотребления правом, четко отражен в ст. 6 ГК РФ — применение принципа добросовестности при аналогии права. Или, например, если ст. 10 ГК РФ, несмотря на свои собственные барьеры, сама станет орудием злоупотребления. В этом случае к действию должны быть призваны нормы ст. 1 ГК РФ в совокупности с общими отраслевыми принципами гражданского права.

О принципе добросовестности, обходе закона и запрете злоупотребления правом в нормах гражданского и уголовно-процессуального законодательства (Юмашев Н.С., Юмашев А.Н., Солопов Н.С.)

Дата размещения статьи: 26.07.2016

[1]

С 1 марта 2013 г. вступил в силу Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» .
———————————
Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ (ред. от 4 марта 2013 г.) «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации») // СПС «КонсультантПлюс».

Внесенные изменения в ст. 1 и 10 ГК РФ были предметом обсуждения в юридической литературе . Некоторыми учеными дан сравнительный анализ внесенных изменений с учетом зарубежного опыта .
———————————
См.: Белов В.А. Что изменилось в Гражданском кодексе?: практич. пособие. М.: Юрайт, 2014; Осипов В. Добросовестность выросла в цене. Какие изменения произошли в нормах ГК РФ, регулирующих сделки // Информационно-аналитическое издание «Бюллетень Оперативной Информации «Московские Торги». 2013. N 10. С. 22 — 27; Радченко С.Д. Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ // Арбитражная практика. 2013. N 6; Эрделевский А.М. Об очередных изменениях Гражданского кодекса РФ // СПС «КонсультантПлюс».
Как справедливо замечает Ширвиндт А.М., этот шаг (имеются в виду внесенные изменения в ГК РФ. — примеч. авторов), сделанный отечественным законодателем после долгих колебаний, инспирирован континентально-европейской традицией, которая восходит к античному римскому праву с его bona fides. Полноценное осмысление произошедшего возможно лишь с учетом зарубежного опыта. См.: Ширвиндт А.М. Принцип добросовестности в ГК РФ и сравнительное правоведение. М.: Статут, 2014 // СПС «КонсультантПлюс».

В ГК РФ термин «добросовестность» нигде не раскрывается. В связи с этим можно поставить вопрос: «Правильно ли поступил законодатель, что не дал в ГК РФ определение этого понятия, либо надо было четко и недвусмысленно определить этот термин, тем более что существующая судебная практика показывает, что суды в ряде случаев неверно применяют принцип добросовестности к отношениям сторон?» .
———————————
См., например: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 8 апреля 2013 по делу N А70-8002/2012 // СПС «КонсультантПлюс». В этом деле стороны своими конклюдентными действиями изменили порядок определения объема поставленной воды. Приборы учета фактического потребления питьевой воды и сброса сточных вод у ответчика установлены не были, расчет по договору производился им исходя из лимитов водопотребления, что не противоречит п. 3 ст. 438 ГК РФ. Но суд решил, что истец действовал недобросовестно и злоупотребил правом.

Для того чтобы дать ответ на этот вопрос, обратим внимание на две стороны содержания понятия добросовестности. Как верно замечает Егоров А.В., в правоведении еще со времен римского права принято разделять две стороны добросовестности — субъективную и объективную .
———————————
Егоров А.В. Принцип добросовестности в Гражданском кодексе РФ: первые шаги реформы // LegalInsight. 2013. N 2 (18). С. 4 — 10.

В связи с этим полагаем, что понятие добросовестности должно оставаться открытым, а конкретное наполнение ему будут давать нормы закона по его реализации и судебная практика.
Противоположность добросовестности — это злоупотребление правом. В новой редакции ст. 10 ГК РФ дано законодательное определение понятия «злоупотребление правом», под которым понимаются:
— осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана) ;
———————————
Тарасенко Ю.А. указывает на происхождение данного термина от немецкого schikane — издевательство, каверза, придирка. См.: Тарасенко Ю.А. Очерк 12. Злоупотребление правом // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. М., 2007. С. 458.

[3]

— обход закона с противоправной целью;
— иные виды заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав.
Положения, касающиеся шиканы, подробно изложены в юридической литературе , чего не скажешь о вопросах, касающихся обхода закона и иных видов злоупотребления правом.
———————————
См., например: Рожкова М.А. Доказанность шиканы дает пострадавшему право на возмещение убытков // Арбитражная практика. 2012. N 2.

Как справедливо замечают Ю. Базедов и Е. Курцински-Сингер, формальное применение закона, к которому иногда склонны российские суды, могло бы — за отсутствием корректирующих возможностей, основанных на ценностной шкале, — привести к тому, что реализация запрета на обход закона чрезмерно расширила бы сферу применения запрещающих законов, что обусловило бы возврат к принципу «запрещено все, что явно не разрешено» .
———————————
Подробнее об этом см.: Заключение института зарубежного и международного частного права имени Макса Планка (Германия) по поводу понятия «обход закона» в проекте ст. 10 ГК РФ. URL: http://www.obhodu-zakona.net/.

Анализ судебной практики свидетельствует, что суды в большинстве случаев (особенно когда это касается заявлений о возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников полиции, Следственного комитета, прокуроров и судей) при проверке жалоб на отказы в возбуждении уголовных дел по существу не проверяют доводы заявителей и, чтобы придать своим постановлениям законность и мотивированность, как под копирку, указывают, что суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Хотя в своих жалобах заявители не просили суды предрешать эти вопросы, а указывали на конкретные нарушения со стороны органов следствия и дознания при осуществлении проверки в порядке ст. 144, 145 УПК и вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел .
———————————
См., например: Постановление Мосгорсуда об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 14 апреля 2015 г. N 4у/6-2068/2015 // Сайт Мосгорсуда.

Читайте так же:  Как взять в аренду земельный участок у администрации города

В дальнейшем, когда заявители обращались в Европейский суд по правам человека с жалобами на неправомерные отказы в возбуждении уголовных дел и ЕСПЧ принимал решения в пользу заявителей, то Верховным Судом РФ (далее — ВС РФ) выносились постановления о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств (хотя именно на эти обстоятельства заявители и указывали в своих жалобах в ВС РФ, новыми они, видимо, стали для Верховного Суда после того, как ЕСПЧ указал на нарушения, допущенные судами) и отменял незаконные постановления нижестоящих судов, обязывал должностных лиц, уполномоченных осуществлять предварительное расследование, устранить допущенные нарушения .
———————————
См., например: Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 29 января 2014 г. N 266-П13; от 12 ноября 2014 г. N 93-П14; от 12 марта 2014 г. N 295-П13 // СПС «КонсультантПлюс».

При этом Верховный Суд РФ, куда обращались осужденные с жалобами, вставал на защиту нижестоящих судов, указывая в своих определениях, что:
— изготовление протокола судебного заседания не является обязательным условием постановления приговора, что корреспондирует с положениями ст. 259 УПК РФ, в которой прямо указано, что протокол судебного заседания изготавливается после окончания судебного разбирательства ;
———————————
См., например: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2013 г. N 51-О13-10 // СПС «КонсультантПлюс».

— законодатель не запрещает суду, но и не предписывает в обязательном порядке изготавливать протокол в ходе судебного заседания по частям и по ходатайству сторон знакомить их с частями протокола. С учетом положений процессуального закона судебная коллегия считает, что отказом судьи в предоставлении адвокату Р. и подсудимому П. протокола судебного заседании на этапе окончания судебного следствия, в котором они принимали непосредственное участие, не может быть расценено как нарушение их права на защиту .
———————————
См.: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16 октября 2014 г N 51-АПУ14-34СП // СПС «КонсультантПлюс».

Литература

Добросовестность как стандарт поведения

Российское гражданское право своей базой имеет романо-германское гражданское право, которое, в свою очередь, представляет собой реципированное и переработанное к условиям сегодняшнего дня римское частное право. Юридическая добросовестность имеет римское происхождение, по римскому частному праву добросовестность — это «bona fides», которая рассматривалась как «собственная честность и доверие к чужой честности, верность данному слову, нравственная обязанность всех людей выполнять свое обязательство, в чем бы оно ни выражалось». Латинское слово «fides» — термин, отличающийся многозначностью содержания, который отражает неодинаковые значения и функции в различных обстоятельствах. Отсюда выскажем предположение, что «добросовестность» как термин русской (российской) юридической лексики обладает неопределенностью и многозначностью. Подлинный смысл данного термина можно установить только применительно к конкретным обстоятельствам.

Между тем современные юристы утверждают, что «bona fides — это не только верность данному слову или обещанию, это определенный стандарт (модель) поведения, почитание и уважение сложившихся отношений». Другими словами, российская добросовестность подобно римской bona fides может рассматриваться как стандарт поведения, который известен судьям.

Судьи могут оценивать поведение сторон при установлении гражданских прав и при исполнении обязанностей на соответствие этому стандарту. Об этом говорит ст. 10 Гражданского кодекса РФ, согласно которой не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Установить содержание данного стандарта чрезвычайно важно, поскольку недобросовестным судьи могут даже считать платеж арбитражным управляющим гонорара юридической компании, если размер данного гонорара не укладывается в некие стандарты, сложившиеся в судейском правосознании, а конкретные услуги, за которые платится гонорар, в актах об оказании услуг не расшифровываются.

На первых порах суды могут опираться на соображения о добросовестности, которые высказаны в мотивах к проекту изменений и дополнений в Гражданский кодекс, часть которого уже стала действующим законом. Согласно Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса РФ (проект был рекомендован Президиумом Совета при Президенте РФ по совершенствованию гражданского законодательства), добросовестность есть общий принцип гражданского права и объективное основание регулирования гражданских отношений и субъективный критерий оценки поведения субъектов гражданского права (п. 1.2.).

При рассмотрении споров в международных судах, сказано в названной Концепции, принцип добросовестности наряду с иными принципами права приобретает особое значение, поскольку нередко только ссылка на добросовестность позволяет суду вынести справедливое решение (п. 1.2.). Неограниченная свобода в достижении эгоистических интересов (в достижении прибыли), отмечается в цитируемой Концепции, таит в себе способность дестабилизации оборота, поскольку привносит в него элементы, на которые не рассчитывает добропорядочное большинство.

Предсказуемость поведения основана на удовлетворении ожиданий, сказано в Концепции, а ожидания базируются на представлениях о добросовестном поведении. «Правило о добросовестности является естественным противовесом правилам, утверждающим свободу договора и автономию воли сторон», — подчеркивают авторы проекта.

Другими словами, принцип добросовестности следует воспринимать совместно с принципами автономии воли и свободы договора, и автономия воли вместе со свободой договора должны ограничиваться принципом добросовестности.

Добросовестность должна по замыслу разработчиков проекта изменений в Гражданский кодекс пронизывать все элементы правовой системы, одинаково распространяться на всех лиц без исключения («Нормы ГК РФ должны исключать возможность защиты недобросовестной стороны в зависимости от наличия у нее качеств, с которыми традиционно связывается повышенная защита — гражданин-потребитель и т.д.»).

О концепциях совершенствования гражданского законодательства профессор Е.А. Суханов писал: «Концепции носят сугубо рекомендательный характер, фактически они оказывают определенное влияние на развитие законодательства в той или иной области гражданского права». Концепция может оказывать влияние не только на развитие гражданского законодательства (изменения и дополнения в часть первую ГК вступили в силу 1 марта 2013 г.), но и на судебную практику, судьи могли взять на вооружение политико-правовую идею добросовестности уже на стадии подготовки законопроекта, оценивая поведение сторон на соответствие стандарту добросовестности. «Принципу добросовестности должны подчиняться не только действия по осуществлению прав и исполнению обязанностей, — говорится в п. 2.2. Концепции, — но и оценка содержания прав и обязанностей сторон».

Исходя из понимания добросовестности как принципа — противовеса эгоистическим устремлениям, можно констатировать, что добросовестность есть соотношение взвешенных индивидуальных интересов с частными интересами других лиц и общества в целом. Применение принципа доброй совести должно выражаться в беспристрастном взвешивании своих и противоположных частных интересов, причем каждый субъект правоотношения должен осуществлять права сообразно с законом, договором и т.д. так, чтобы другая сторона могла и должна была бы их одобрить».

Читайте так же:  Какие льготы полагаются ветерану труда в московской области

Трудно ожидать, что субъект окажется способен в каждом правоотношении, участником которого он является, постоянно беспристрастно взвешивать свои и противоположные интересы. Такое требование допустимо предъявить только к «добросовестному супругу», чья фигура известна Семейному кодексу РФ (п. 4 ст. 30). Действительно, супруг должен стремиться взвешивать и соотносить свои интересы с интересами другого супруга, когда между интересами наступает противоречие. Но семейное законодательство не предъявляет таких требований, понимая под добросовестным супругом того супруга, который не знал о препятствиях к заключению брака или пострадал в результате того, что его супруг зарегистрировал брак без намерения создать семью (п. 4 ст. 10 СК РФ).

Получить представление о содержании добросовестности как принципа гражданского права, пусть не полное, но приближающееся к действительному содержанию, можно лишь познакомившись с практикой применения гражданского законодательства, с конкретными судебными решениями, в которых суды говорят о добросовестности или недобросовестности спорящих сторон.

Если в прошлом добросовестность как критерий судебной оценки поведения сторон была признана законодателем лишь для случаев, когда возникает необходимость применять аналогию права (п. 2 ст. 6 ГК РФ), то сейчас, после 1 марта 2013 г., суд получает легальную возможность принимать во внимание добросовестность участников гражданского оборота вне зависимости от того, содержит ли законодательство специальное требование добросовестности применительно к конкретному спорному правоотношению.

При этом надо осознавать, что нет и не может быть единого определения понятия добросовестности, одинаково пригодного для оценки поведения арбитражного управляющего, адвоката или иного профессионального представителя, покупателя недвижимости, потребителя, несовершеннолетнего, заемщика. Абстрактное понятие добросовестности отсутствует, всегда критерий добросовестности есть критерий оценки для конкретного спора. Добросовестность нельзя определить, как нельзя определить понятие красоты. Такое понятие, конечно же, существует, но сказать, что это такое, нельзя. Зато можно более или менее четко определить критерии красивой девушки или добросовестного продавца. Поэтому следует обратиться к конкретным спорным правоотношениям, чтобы предположить стандарты, которыми руководствуются суды, определяя поведение конкретного участника спора как добросовестного или недобросовестного.

Принцип недопустимости злоупотребления правом и добросовестности в гражданском праве Российской Федерации (А.О. Лябах, журнал «Образование и право», N 6, июнь 2017 г.)

Принцип недопустимости злоупотребления правом и добросовестности в гражданском праве Российской Федерации

аспирант кафедры гражданского и трудового права

Российского университета дружбы народов Москва

Журнал «Образование и право», N 6, июнь 2017 г., с. 170-174.

С 1 марта 2013 г. законодатель, уравновешивая правила, утверждающие свободу договора и автономию воли, нормативно в ч. 3 и 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепил, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения [4]. Как уже было отмечено выше, частично модернизированы и положения ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, где пределы осуществления гражданских прав существенно конкретизированы, а запретные действия расширены до обхода закона как наивысшей формы злоупотребления правом. Теперь законодатель в зависимости от способа осуществления недобросовестного поведения выделяет четыре вида:

— шикана (осуществление гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу). Примером может служить ситуация, когда судом были отклонены требования истца об обязании ответчика расторгнуть договоры с арендаторами, ведущими коммерческую деятельность, аналогичную коммерческой деятельности истца, и не заключать указанные договоры в дальнейшем в течение срока действия договоров с истцом, поскольку они представляли собой попытку причинить вред другому лицу, а также использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции [6];

— действия в обход закона с противоправной целью. Так, суд определил, что не всякое нарушение закона со стороны органа управления юридического лица является злоупотреблением правом, а злоупотреблением являются лишь те действия, в результате которых сторона, хотя и действует формально законно, умышленно использует закон для получения неких преимуществ и отступа от принципа равенства всех перед законом [7];

— использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Например, суд, ссылаясь на ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также ч. 2 ст. 10 и ч. 1 ст. 13 ФЗ «О защите конкуренции», разъяснил, что настаивание организации, занимавшей доминирующее положение, на предложенных ею условиях договора являлось злоупотреблением доминирующим положением в форме навязывания абоненту условий договора, прямо не предусмотренных действующим законодательством [8];

При этом обновленные нормы о злоупотреблении правом, несомненно, корреспондируют с закрепленным в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации принципом добросовестности.

В связи с этим при установлении соотношения вышеуказанных принципов следует ответить на ряд вопросов. Во-первых, входит ли принцип недопустимости злоупотребления правом в общий принцип добросовестности, и если входит, то насколько далеко, не является ли в связи с этим принцип недопустимости злоупотребления правом «обратной стороной» принципа добросовестности (за «старшинство» принципа добросовестности говорит его нахождение в составе ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации; за их равенство голосует отсылка в ч. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации к любым заведомо недобросовестным действиям при определении термина «злоупотребление правом»).

Во-вторых, не является ли принцип добросовестности частным правилом принципа о недопустимости злоупотребления правом (за эту версию свидетельствует более позднее законодательное внедрение принципа добросовестности на основании сформировавшейся судебной практики по вопросам злоупотребления правами).

Чтобы ответить на данные вопросы, как полагает автор, следует обратиться к истокам гражданского права.

В науке гражданского права принципы характеризуют как определенные «исходные начала, важные для понимания юридической сущности всякой крупной области права, способствующие совершенствованию правового регулирования в этой области и облегчающие правоприменительную деятельность, особенно при наличии пробелов в законах» [9, с. 20]. Точную характеристику юридическому принципу дал в свое время

Е.В. Васьковский: «Он (принцип — прим. автора) служит и целью, ради достижения которой создана норма, и мотивом, побудившим законодателя создать ее, и, наконец, источником, из которого почерпнуто ее содержание» [2, с. 224]. «Не должен вызывать сомнения тот факт, что принцип добросовестности вытекает из гражданско-правовых принципов, отвечающих за сохранение первоначальных системных устоев всего гражданского законодательства, поскольку система права не может допустить, чтобы ее элементы эксплуатировались не в соответствии с их системным назначением» [3, с. 3-7].

Итак, принцип недопустимости злоупотребления правом, в отличие от принципа добросовестности, выражен в абсолютно конкретной, специальной по отношению к ст. 1 ГК РФ норме права и образует конструкцию виновного правоосуществления с конкретными санкциями за недобросовестное использование предоставленных субъекту правовых средств.

Читайте так же:  Отправка жалобы на продавца на алиэкспрессе

Таким образом, отвечая на вопрос, какая же сфера действия остается в таком случае для ч. 3 и 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, полагаем, что «принцип добросовестности регулирует не только случаи злоупотребления правом, но и ситуации, где злоупотребление правом отсутствует либо когда статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации своим содержанием не справляется с возникшим казусом. Один из таких случаев (отсутствие злоупотребления правом) четко сформирован в ст. 6 — применения принципа добросовестности при аналогии права. Или, например, если статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, несмотря на свои собственные барьеры, сама станет орудием злоупотребления. В этом случае к действию должны быть призваны нормы статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в совокупности с общими отраслевыми принципами гражданского права» [3, с. 3-7].

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В рамках изменения положений ст. 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации законодателем было закреплено в ч. 1 положение, в соответствии с которым государственная регистрация прав на имущество осуществляется уполномоченным в соответствии с законом органом на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра.

При таких обстоятельствах любому заинтересованному лицу, проявляющему должную степень заботливости и осмотрительности, то есть действующему добросовестно, основываясь на достоверности реестра, достаточно получить лишь выписку из ЕГРП на желаемый объект. Однако, к сожалению, новый Верховный Суд Российской Федерации выбрал иной механизм защиты добросовестных приобретателей.

«Хороший момент изменить практику и реально улучшить что-то в чудовищно устроенном обороте недвижимости в России в очередной раз был упущен. Увы!» [10].

[1] Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: избранные труды / Ред. и сост. Л.И. Новикова и И.Н. Сиземская. М.: Московский психолого-социальный институт; Флинта, 1999.

[2] Васьковский Е.В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов. М.: АО «Центр Юр ИнфоР», 2002.

[3] Волков А.В. Соотношение принципа добросовестности и принципа недопустимости злоупотребления правом // Юрист. 2013. N 8.

[4] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014, с изм. от 23.06.2014; с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2014).

[5] Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 13970/10 по делу N А46-18723/2008.

[6] Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 N КГ-А40/15571-09 по делу N А40-26049/09-85-196.

[7] Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2012 по делу N А68-12406/11.

[8] Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2012 N 18АП-13340/2011 по делу N А34-3427/2011.

[9] Садиков О.Н. Принципы нового гражданского законодательства СССР // Советское государство и право. 1991. N 10.

[10] http://zakon.ru/Blogs/One/14318?entryName=dobrosovestnyj_priobr etatel_kvartiry_standart_dobrosovestnostihttp://zakon.ru/Blogs/One/14318? entryName=dobrosovestnyj_priobretatel_kvartiry_standart_dobrosovestnosti.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Лябах А.О. Принцип недопустимости злоупотребления правом и добросовестности в гражданском праве Российской Федерации

Lyabakh A.O. Principle of inadmissibility of abuse of the right and conscientiousness in civil law of the Russian Federation

А.О. Лябах — аспирант кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов Москва

А.О. Lyabakh — graduate student of department of the civil and labor law Russian Peoples’ Friendship University Moscow

Автор статьи полагает, что соотношение принципа добросовестности и принципа недопустимости злоупотребления правом нуждаются в конкретизации и исследовании, чему и посвящена указанная статья.

The author of article believes that a ratio of the principle of conscientiousness and principle of inadmissibility of abuse of the right need a specification and a research what the specified article is devoted to.

Ключевые слова: пределы осуществления, принцип добросовестности, принцип недопустимости злоупотребления правом.

Keywords: implementation limits, principle of conscientiousness, principle of inadmissibility of abuse of the right.

Научно-правовой журнал «Образование и право» посвящен актуальным вопросам применения законодательства в сфере образования, правовому мониторингу, инновационным технологиям и реформе юридического образования в России.

В журнале анализируются проблемы современного законодательства в сфере образования, основные направления реформы среднего специального, высшего и поствузовского образования в целом, и юридического образования в частности.

Что значит злоупотребление правом и недобросовестное поведение

(Недобросовестное бездействие, действия с целью причинения вреда (шикана), ограничение конкуренции, злоупотребление процессуальным правом, ответственность)

Наряду с понятием противозаконного поведения существует понятие недобросовестного поведения (статья 1 ГК РФ). Причем недобросовестное поведение приравнивается законодателем к злоупотреблению правом (статься 10 ГК РФ). Что же такое недобросовестное поведение, злоупотребление правом и чем эти действия отличаются от незаконного поведения, законодатель не объяснил. Но можно заметить, что само словосочетание «недобросовестное поведение» говорит о том, что лицо поступает не по доброй совести, и делает это сознательно

Конституционный суд указывает, что запрет на злоупотребление правом в любых формах и правовые последствия злоупотребления, направлены на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 Конституции РФ о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2014 № 1808-О).

Несмотря на то, что закон различает незаконное и недобросовестное поведение, высший судебный орган говорит, что злоупотребление правом имеет место, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, а также не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность (Определение Верховного Суда РФ № 32-КГ14-17 от 03.02.2015).

Действительно, недобросовестное поведение часто бывает одновременно незаконным. В пример можно привести притворные сделки, которые совершаются для достижения какого-либо корыстного результата в отсутствие прямой необходимости в их совершении (статья 170 ГК РФ).

Формы злоупотребления правом

Формы злоупотребления правом могут быть совершенно различными:

1. Использование права с единственной целью причинить вред другому лицу («шикана»);

2. Действия в обход закона с противоправной целью;

3. Ограничение конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке;

4. Недобросовестное бездействие;

5. Заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Например:

  • распоряжение правом с незаконной целью;
  • распоряжение правом незаконными средствами;
  • действия, в результате которых другая сторона не может реализовать принадлежащие ей права.

В общем, любая форма злоупотребления — это использование принадлежащих лицу прав недозволенными способами, противоречащими назначению права, либо с недозволенной целью, в результате чего наносится ущерб другим лицам. Именно этой позиции придерживаются суды, констатируя факт злоупотребления.

Читайте так же:  Принуждение к увольнению — статья 77 тк рф

Шикана в чистом виде встречается очень редко. Обычно эта форма злоупотребления сочетается с другими, так как следствием злоупотребления правом одной стороной отношений становится вред для другой стороны. Так, заключение сделки на особо выгодных для стороны условиях неизбежно влечет неблагоприятные последствия для другого лица (Определение Арбитражного суда республики Башкортостан по делу от 2014 года). Или другое дело, в ходе которого судом было установлено, что ставка свыше 500 процентов годовых за пользование суммой займа может привести к неосновательному обогащению кредитора и нарушать принципы разумности и добросовестности (Определение Верховного Суда РФ по делу от 2016 года).

Отличить обход закона и законное поведение довольно затруднительно. Всем известно правило: что не запрещено законом, то разрешено. Поэтому выбор конкретного метода реализации поставленной законной цели не дает повода говорить об обходе закона.

Наиболее показательным примером является взыскание поставщиками (исполнителями, подрядчиками) неосновательного обогащения (иначе говоря, оплаты за поставленный товар, выполненные работы) в отсутствие госконтракта, когда необходимость его заключать предусмотрена Законом о контрактной системе (Определение Верховного Суда РФ по делу от 2015 года).

Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26.07.2006 N 135-ФЗ определяет конкретные составы злоупотребления (статья 10). Среди них:

  • навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;
  • включение в договор дискриминационных условий.

Причем ограничение конкуренции не допускается не только доминирующим на рынке субъектом, но и другими компаниями (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 2013).

Злоупотребление бездействием происходит, когда лицо имеет право, но не использует его, вследствие чего причиняется вред другому лицу.

В качестве примера злоупотребления правом недозволенными средствами можно привести ситуацию, когда организации закладывают в договор выгодные для себя дефекты (Определение Верховного суда РФ от 2014 года).

Злоупотребление правом может быть вызвано такими действиями лица, в результате которых другая сторона не могла реализовать принадлежащие ей права. Например, сокрытием сведений, вследствие чего другое лицо пропустило срок исковой давности.

Последствия злоупотребления правом

Закон запрещает действовать недобросовестно и тем более извлекать выгоду таким путем. Недобросовестное поведение запрещено не просто так. В случае его обнаружения недобросовестное лицо будет нести ответственность за свои действия в виде последствий, определенных законом.

Надо сказать, что суды практически не ограничены в мерах, которые применяются к недобросовестному лицу. Несмотря на то, что такие меры могут быть предусмотрены только законом, судебной практикой вырабатываются и другие способы для пресечения злоупотреблением правом. При этом учитываются характер и последствия злоупотребления.

Самым распространенным последствием недобросовестного поведения является полный или частичный отказ в удовлетворении исковых требований с целью защиты потерпевшей от злоупотребления стороны (Определение Верховного суда РФ по делу от 2016 года). Причем суды не ставят своей задачей наказать виновное лицо. Поэтому одного лишь факта злоупотребления правом недостаточно для отказа в иске. Судам нужно представить и другие весомые аргументы.

Другими мерами могут стать, например:

  • запрет совершать определенные действия;
  • прекращение использования права без лишения этого права;
  • отказ в применении срока исковой давности (Определение Верховного суда РФ от 16.05.2016 № 304-ЭС16-3710);
  • непринятие доводов злоупотребившего лица;
  • признание сделки недействительной (статья 168 ГК РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ №25 от 04.03.2015).

Злоупотребление процессуальным правом

Злоупотреблять правами можно не только в сфере гражданских правоотношений, но и в судебном процессе. Это делается, понятно, для затягивания сроков исполнения обязательств или с целью попытаться выиграть спор. Таким образом, чаще всего именно в судебном процессе реализуется форма злоупотребления правом с недозволенной целью вполне допустимыми средствами:

  • подачей ходатайств (об отводе судей, о приостановлении производства по делу, об отложении судебного разбирательства);
  • незаблаговременным представлением документов;
  • подачей очевидно необоснованного иска (например, с намерением приостановить уже рассматриваемое дело);
  • обжалованием судебных актов, не подлежащих обжалованию.

Другой формой злоупотребления процессуальными правам может быть бездействие:

  • невыполнение требований суда;
  • непредставление доказательств;
  • неявка в судебное заседание.

При этом, не предъявление кредитором иска в течение длительного времени не может рассматриваться как злоупотребление им правом (Постановление Восьмого Арбитражного апелляционного суда от 11.07.2014 № 08АП-3660/2014).

Злоупотребление процессуальными правами также влечет неблагоприятные последствия для лица, нарушившего запрет (статья 41 АПК РФ, статья 35 ГПК РФ):

  • возложения на злоупотребившее правом лицо обязанности по уплате денег (например, уплаты судебных издержек — статья 111 АПК РФ, штрафа – статья 66, статья 225.12 АПК РФ, статья 57 ГПК РФ);
  • отказа судом в совершении действий, о которых заявлено ходатайство или требование (постановление Президиума ФАС Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56).

Как видно, запрет на злоупотребление правом распространяется на различные правоотношения: договорные, внедоговорные, процессуальные. Несмотря на то, что добросовестность субъектов предполагается, никто не застрахован от столкновения со злоупотреблением. Однако доказать недобросовестность бывает достаточно непросто. Поэтому, если есть подозрения, что контрагент поступает недобросовестно, лучше обратиться к опытному юристу.

Если же у самого лица появился соблазн поступить недобросовестно, ему следует проконсультироваться с юристом, чтобы получить представление о возможных последствиях своих действий. Они могут оказаться более невыгодными, чем последствия добросовестного поведения. Кроме того, юрист сможет подсказать другие, приемлемые способы для достижения нужного результата.

Статья подготовлена специально для

юридической компании «Эра права»

Рекомендуем также ознакомиться:

©

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Исключительные права на данную публикацию принадлежат ООО «Эра права». Полная или частичная перепечатка или иное распространение публикации допускается только с обязательным указанием имени автора (при наличии) и наименования правообладателя, а при размещении в сети Интернет, — с гиперссылкой на сайт правообладателя

Источники


  1. Егиазаров, В.А. Транспортное право: Учебник; М.: Юстицинформ; Издание 5-е, доп., 2012. — 552 c.

  2. Баранов, Д. П. Адвокатское право. Адвокатская деятельность и адвокатура в России / Д.П. Баранов, М.Б. Смоленский. — М.: Дашков и Ко, 2014. — 368 c.

  3. Мархгейм, М. В. Правоведение / М.В. Мархгейм, М.Б. Смоленский, Е.Е. Тонков. — М.: Феникс, 2009. — 416 c.
Добросовестность в гражданском праве злоупотребление правом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here